Истории о Чарли Дойге

Мне НРАВИЛОСЬ писать эти две книги. Слова, образы, сами краски английской глубинки, ее запахи, ощущение старины — все это словно просыпалось, стоило мне взяться за перо. Будто двое очень шумных детей играли и путались у меня под ногами. Хорошее это было время, лучше не бывает, — те годы, когда я писал «Храм оптимизма» и «Томаса Гейджа».

Двинуться за пределы Англии меня побудило видение огромных прекрасных паровозов, ходивших по дорогам континентальной Европы, которое представало передо мной, когда я описывал примитивные поезда в «Томасе Гейдже».

Двинуться за пределы Англии меня побудило видение огромных прекрасных паровозов, ходивших по дорогам континентальной Европы, которое представало передо мной, когда я описывал примитивные поезда в «Томасе Гейдже». Путешествие по железной дороге в Британии всегда заканчивается у моря, что ограничивает простор для воображения. Мной овладевало беспокойство, нетерпение, затем недовольство. Мне захотелось, чтобы герой мог подойти к кассе, потребовать билет до Владивостока и устроить скандал, если ему откажут. Я описал бы гигантские пыхтящие машины, снег на рельсах, волков, малахит, водку и развалины... Я хотел писать о России. Но какой период выбрать? Подойдет только Октябрьская революция 1917 года. На чьей стороне герой? На стороне белых, без сомнения. Итак, прототип Чарли Дойга начал обретать очертания.

Сначала я не собирался писать трилогию, но так уж получилось. Пока последняя книга не была наполовину готова («Вскипающая кровь» выходит в июне 2011 года), я не был уверен, что мне нравится мой герой — именно нравится, а не просто доставляет удовольствие его общество. Чарли — неистовый, злобный, грубый, громкий, безжалостный и многое переживший. То еще дерьмо, как отзывался о нем один из его врагов. С другой стороны, он замечает и ценит красоту (не зря он натуралист по профессии) и легко дает волю слезам. Он не слишком красив, но и не уродлив; Чарли берет от жизни все, он силен и телом, и духом.

Его мать — русская дворянка, а отец — шотландский искатель приключений. Вырос Чарли в Москве; когда в 1917 году начинается революция, он работает на русскую Академию наук в Туркестане. Ему перестают платить, а компаньон покидает его, чтобы поступить на военную службу. Чарли возвращается в родовое гнездо своей матери, Розовую усадьбу под Смоленском. Там он влюбляется в свою кузину Елизавету и женится на ней. Но дни царской России сочтены: царь только что отрекся от престола, и большевики все ближе.

Что остается делать влюбленным, когда не только усадьбе, но и самой их жизни грозит опасность? Что мог любой русский человек делать в судьбоносном 1917 году? Чарли Дойгу предстоит пережить страшное время.

«Наконец-то правильный герой! Мужественный, безжалостный искатель приключений».

(Уильям Палмер, The Independent)

 

© 2011 James Fleming - Damnable Iron

 

 

JAMES FLEMING

JAMES FLEMING

AUTHOR

AUTHOR

«Чувствуется рука мастера!»  The Sunday Telegraph